Интернет-магазин Форум Новости О нас Контакты

Веды, ведическая литература

Философия

Йога

Аюрведа

Астрология

Васту архитектура

Психология

Вегетарианство

Кулинария

Веды детям

Материалы

Наши друзья

Наша миссия


Яндекс цитирования

Rambler's Top100
 

История о Деваяни и Шармиштхе


Vyasa.ru - школа ведической культуры

 »

Веды, ведическая литература

 »

Махабхарата

 » История о Деваяни и Шармиштхе

Шри Вайшампаяна продолжил:
Когда Кача вернулся с обретенным им знанием, небожители [сильно] возрадовались. О лучший из Бхаратов, изучив это знание из уст Качи, они достигли своей цели. Собравшись все вместе, они сказали Господу Индре:
– Настало время, чтобы ты явил свое бесстрашие. Разгроми же врага, о ты, истребитель вражеских городов.
Выслушав собравшихся полубогов, Индра ответил: "Да будет так", и отправился в путь.
В одном из лесов он заметил каких-то девушек, купавшихся в реке. Перевоплотившись в ветер, Индра разметал и смешал все одежды молодых девственниц, резвившихся в этом чудесном лесу, который напоминал небесный сад Читраратхи. Выходя из воды, каждая девушка подбирала одежды на том месте, где их оставила. Заводилами среди них были Деваяни, дочь Шукры, и Шармиштха, дочь Вришапарвы, царя асуров, чьим жрецом был Шукра. Не зная, что Господь Индра смешал их одежды, Шармиштха по ошибке схватила одежды Деваяни. И тут меж двумя девушками, о лучший из царей, началась ссора.
Деваяни сказала:
– Почему ты берешь мои одежды, а ведь ты считаешься моей ученицей? Ты что, не умеешь себя вести, о дочь демона? Такое поведение тебе не к лицу.
Шармиштха сказала:
– Когда мой отец восседает на троне или покоится, отдыхая, твой отец, смиренно стоя возле него, непрестанно восславляет его и рассказыват о его героических деяниях. Ты дочь человека, который просит подаяние, поет славословия и принимает то, что ему подают; я же дочь человека, которому поют славословия, который дает подаяния, но сам ни у кого ничего не просит. Невооруженная и одинокая, ты трепещешь передо мной, царской дочерью, умеющей и готовой пользоваться оружием. Найди кого-нибудь, кто согласился бы сразиться с тобой, [жалкая] нищенка; я же не считаю тебя достойной противницей.
Шри Вайшампаяна сказал:
Цепляясь за одежды, Деваяни пробовала сопротивляться, но Шармиштха спустила ее в колодец, а сама возвратилась в отцовскую столицу. Она хорошо знала, что в колодце ее подругу ожидает верная смерть, но, охваченная сильным гневом, не испытывала никакого сожаления к Деваяни и, свершив этот греховный поступок, не намерена была идти на попятный.
Вскоре после этого в лес заехал Яяти, сын Нахуши, увлеченно охотившийся на диких зверей. Его колесничий и лошади сильно устали, а сам он мучился жаждой. Заглянув в колодец, сын Нахуши увидел, что он давно высох, но на самом его дне сидит молодая девушка, лучезарная, точно огонь. Увидев в колодце эту похожую на богиню девушку, величайший из царей спросил ее ласковым утешающим голосом:
– Кто ты, смуглая девушка с алыми ногтями, с красивыми серьгами, сделанными из ярчайших драгоценных каменьев? О ученая девушка, почему ты так задумчива, тяжело вздыхаешь? Как такая юная красавица могла попасть в прикрытый ветками и травой колодец? Чья ты дочь и кто о тебе заботится? Расскажи мне все.
Шри Деваяни сказала:
– Я дочь того самого Шукры, который с помощью своей науки воскрешал убитых полубогами асуров. Возьми, о царь, мою правую руку с ярко красными ногтями. Возьми ее и вытащи меня отсюда, ибо я знаю, что ты человек благородного происхождения. Достаточно взглянуть на тебя, чтобы понять, что ты человек миролюбивый, могущественный и, без сомнения, весьма прославленный. Ты должен вытащить меня из этого колодца, куда я упала.
Шри Вайшампаяна сказал:
Зная, что эта женщина брахманка, взяв ее за правую руку, сын Нахуши быстро вытащил ее из колодца. Таким образом легко спасши эту стройную девушку, царь Яяти попрощался с ней и возвратился в свою столицу. После того как сын Нахуши уехал, несчастная Деваяни укрылась по деревом и дала волю горьким слезам. Видя, что прошло уже много часов, а она все не возвращается, ее могущественный отец позвал служанку дочери и сказал ей:
– Почтенная, найди и приведи домой мою сладко улыбающуюся дочь Деваяни.
Служанка тут же отправилась искать Деваяни, обходя одно за другим все места, где Деваяни была в этот день со своими подругами.
Наконец служанка нашла ее, одиноко стоящую в лесу, горько рыдающую, в полном изнеможении и отчаянии.
– О моя прекрасная госпожа, что ты здесь делаешь? Отвечай быстро, ибо твой отец послал меня за тобой.
Деваяни рассказал служанке, которую звали Гхурника, о том, как жестоко обошлась с ней Шармиштха.
Деваяни сказала:
– Вернись поскорее домой, Гхурника, и объясни все моему отцу. Скажи, что я отныне никогда не приду в город, где правит отец Шармиштхи – Вришапрва.
Шри Вайшампаяна сказал:
Гхурника тотчас же отправилась во дворец царя асуров и, как толко увидела мудреца Шукру, в глубоком беспокойстве выпалила:
– О великий мудрец, твоя дочь Деваяни, находясь в лесу, подверглась грубому нападению дочери Вришапарвы – Шармиштхи.
Услышав это, Шукра тут же оставил дворец и сильной тревоге поспешил в лес, где находилась его дочь. Найдя Деваяни, Шукра крепко обнял ее и печально сказал:
– Своими ошибками люди сами навлекают на себя горе, а иногда и радость. Вероятно, ты поступила не так, как следует, и кто-то тебе отомстил.
Деваяни сказала:
– Сама ли я виновата в своей беде или нет, неважно, лучше послушай, что сказала мне Шармиштха, дочь Вришапарвы. Вероятно, она была права, когда сказала, что ты наемный певец асуров. Вот те язвительные жестокие слова, которые Шармиштха, дочь Вришапарвы, сказала мне с красными от ярости главзами: "Ты дочь того, кто льстит, выпрашивает и принимает подяние; я же дочь того, кого всегда восславляют, кто раздает подаяние и ни от кого ничего не принимает". Вот что несколько раз, обуянная отвратительной гордыней, с красными о гнева глазами повторила мне Шармиштха, дочь Вришапарвы.
Дорогой отец, если я и впрямь дочь льстеца, который живет на подаяние, тогда я лучше пойду просить милостыню Шармиштхи.
Высокоученый Шукра сказал:
– Моя красавица, ты не дочь льстеца, который живет на подаяние. Деваяни, ты дочь того, кому нет надобности льстить другим, наоборот, все восславляют твоего отца. Это знает не только Вришапарва, но и Господь Индра, а также царь Яяти, сын Нахуши. Они все знают, что источник моей силы – непостижимый Брахман, высший дух, что правит этим миром.
Высокоученый Шукра продолжил:
– Деваяни, тебе следует ясно понять, что человек, спокойно принимающий оскорбительные слова соперников, может достичь всего в жизни. Святые говорят, что тот избирает правильный жизненный путь, кто подавляет рвущийся наружу гнев, как сдерживает поводьями коня, а не тот, кто тпускает поводья. Пойми же, Деваяни, что человек, преодолевающий приступ ярости с помощью миролюбия и самообуздания, достигнет всего в жизни. Истинный ценитель жизни – тот, кто одерживает верх над вспышкой гнева с помощью всепроещния, подобно тому, как змея сбрасывает с себя старую кожу. Тот, кто может полностью удерживать гнев, терпеливо переносить оскорбления, кто, хотя и страдает, не заставляет страдать других, несомненно достигнет истинной цели жизни.
Из двоих людей, один из которых в течение ста лет каждый месяц свершает жертвоприношения, а другой никогда не испытывает гнева, более велик тот, кто свободен от гнева. Мудрый не должен уподобляться вечно дерущимся глупым мальчишкам и девчонкам, не знающим, в чем состоят истинная сила и слабость.
Шри Деваяни сказала:
– Дорогой отец, я молодая девушка, но я знаю значение религиозных принципов, и я знаю силу терпимости и знаю, что оскорблять других значит показывать собственную слабость. Однако я считаю, что тот, кто помогает другим, уча их, не должен терпеть недостойное поведение своего ученика. Поэтому отныне я не хочу жить среди людей, не умеющих, себя вести, нечистых в своих поступках. Ученый не должен жить среди злочестивых людей, поносящих достойное поведение и благородное происхождение других. Люди знающие говорят, что лучше всего жить среди святых людей, которые ценят благородное поведение и принадлежность к благочестивой семье.
Дочь Вришапарвы произнесла чрезвычайно жестокие и ужасные слова! Я не думаю, чтобы во всех трех мирах кто-нибуьд внушал большее отвращение, чем тот, кто, будучи лишен богатства, благоговеет перед богатством своего врага.
Шри Вайшампаяна сказал:
После этого Шукра, самый возвышенный духом среди потомков Бхрину, рассерженный, пошел к Вришапарве и, недолго раздумывая, сказал:
– Безбожие приносит свои плоды не сразу, как телится корова. Если кара не пстигнет того, кто свершил несправедливость, она непременно постигнет его детей или внуков. Но грех обязательно принесет свои плоды подобно тому, как тяжелая еда воздействует на желудок!
Ты повелел убить Качу, потомка Ангиры, который никогда ничем тебя не оскорбил, который был благочестивым ученым и всгда рад услужить [другим]. Ты посмел убить его, хотя он был гостем в моем доме!
За убийство этого ни в чем не повинного юноши последовала попытка убить мою собственную дочь, поэтому я предупреждаю тебя, Вришапарва: я отрину тебя и твое окружение! Отныене я не смогу жить в твоей стране, о царь, вместе с тобой. Неужто ты оплагаешь, о даитья, что я просто глупец, несущий всякую чушь? Поэтому-то ты, даже не задумываясь, свершаешь свои оскорбительные поступки?
Царь Вришапарва сказал:
– О Бхаргава, я знаю, что тебе чужды всякая несправедливость и лживость. Ты [истинное] обиталище справедливости и правды. Прошу тебя, будь милостив к нам, господин. Если ты покинешь нас сейчас, о Бхаргава, нам не останется ничего другого, кроме как кинуться в море.
Высокоученый Шукра сказал:
– Тогда кидайтесь в море или убегайте, куда глаза глядят, асуры. Я не могу терпеть такой жестокости по отношению к моей дочери, ибо она мое любимое дитя. Если вы хотите, чтобы я осталвя, вы должны получить на это благословение Деваяни, которая дорога мне как сама жизнь. Не забывайте, что я забочусь о вас всех, как Брихаспати заботится о благополучии полубогов.
Царь Вришапарва сказал:
– О Бхаргава, ты истинный хозяин всего богатства, которым цари-асуры обладают в этом мире, в чем бы это богатство не заключалось: в слонах ли, в коровах или лошадях, более того, ты и мой хозяин.
Высоко ученый Шукра сказал:
– Я буду хозяином всего богатства, которым обладают цари-дайтьи в этом мире, о великий асур, только в том случае, если Деваяни будет довольна тобой.
[Вришапарва и Шукра направились к Деваяни.]
– Мой дорогой отец, если ты в самом деле хозяин всего богатства царя, я хочу слышать об этом, о Бхаргава, не от тебя, а от самого царя.
Царь Вришапарва сказал:
Добрая женщина, твой отец всегда заслуживал моих высочайших похвал и всяческих почестей. О сладко улыбающаяся девушка, я готов дать тебе все, чего ты пожелаешь, даже если это что-то очень редкое и труднодостижимое.
Шри Деваяни сказала:
– Я хочу, чтобы Шармиштха, вместе с тысячей других девушек, стала моей служанкой и продолжала служить мне всюду, гед ы мой отец не изволил подобрать мне мужа.
Шри Вайшампаяна сказал:
Царь Вришапарва велел служанке:
– Немедленно приведи сюда Шармиштху. Все, чего бы ни пожелала Деваяни, должно быть немедленно исполнено.
Служанка поспешила к Шармиштхе и сказала:
– Вставай, красавица, ибо отныне в твоих руках благополучие всех твоих родичей. Великий брахман очень огорчен тем, что случилось с Деваяни, и хочет отвергнуть всех своих учеников-асуров. Что бы ты ни пожелала, ты должна тотчас же это исполнить, о невинная девушка.
Шармиштха сказала:
– Да, я должна выполнить все ее желания. Нельзя допустить, чтобы Шукра и Деваяни уехали из-за меня.
Шри Вайшампаяна сказал:
По велению отца Шармиштха села на паланкин и, сопровождаемая тысячей служанок, быстро покинула город и вскоре предстала перед Деваяни.
Шармиштха сказала:
– Как бы там ни было, я должна заботиться о благе моих страдающих родичей. Поэтому я последую за тобой всюду, куда бы ни послал тебя отец.
Шри Вайшампаяна сказал:
О лучший из царей, когда дочь Вришапарвы изъявила полное согласие стать личной служанкой Деваяни, она сказала отцу:
Мой дорогой отец, о лучший среди дваждырожденных, я вполне удовлетворена, и я согласна вернуться в город. Твои глубокие знания и сила твоей науки всегда возымеют должное действие.
Выслушаав эти слова дочери, знаменитый Шукра, лучший из дваждырожденных, обрадованный вошел в город, где ему воздали почести все демоны.
Шри Вайшампаяна продолжил:
Много времени спустя, о превосходный царь, смуглокожая Деваяни и Шармиштха отправились гулятьв тот же самый лес; каждую из них сопровождала тысяча служанок. Придя на прежнее место, Деваяни стала разгуливать взад и вперед, развлекаясь как ей хотелось, радуясь, что с нею так много подруг. Все они весело играли в лесу, пили сладкий нектар, выделяемый весенними цветами, ели лесные фрукты и всякую прихваченную с собой, вкусныю снедь. И волей случая, там ося царь Яяти, сын Нахуши, который, как и в прошлый раз, охотился на крупную дичь. К тому времени он сильно устал и искал место, где можно было бы испить воды.
И вдруг он увидел Деваяни и Шармиштху и всех остальных девушек, которые, украшенные небесными драгоценностями, резвились в лесу. Он невольно залюбовался несравненной красотой сладко улыбающейся Девяни, сидевшей в окружении прелестных женщин. И обратил внимание, что Шармиштха прислуживает Деваяни, растирая ей ноги и оказывая другие услуги.
Яяти сказал:
– Я очень хотел бы знать, как эта девушка с прекрасным цветом кожи, дочь царя асуров, стала твоей подругой и личной служанкой.
Деваяни сказала:
– Все свершается, как начертано сдуьбой, о тигр среди людей, можешь считать, что и тут тоже проявилась ее воля. Но не затрудняй себя выслушиванием пространных объяснений. Судя по твоей красоте и одежде, о царь, и говоришь ты как ученый человек. Как тебя зовут, откуда ты родом и кто твой отец. Скажи мне все это.
Яяти ответил:
– В годы ученичества, когда я придерживался обета безбрачия, мне выпала честь слушать и изучать Веды. Я царь, сын царя, и зовут меня Яяти.
Деваяни сказала:
– Что привело тебя сюда, о царь? Желание сорвать несколько озерных лотосов или ты просто охотишься?
Яяти сказал:
– Я охотился на дичь, о прелестная девушка, и пришел сюда в поисках питьевой воды. Ты задала мне много вопросов, позволь же мне продлить свой путь.
Деваяни сказала:
– И я сама, и моя служанка Шармиштха и еще две тысячи моих служанок готовы всячески тебе служить, о царь. Высказывая тебе наилучшие пожелания, я прошу тебя стать моим другом и мужем.
Яяти сказал:
– Прошу тебя, пойми, о дочь Шукры, что я тебя не заслуживаю. О пылкая Деваяни, никакой царь не может породниться с семейством твоего отца.
Деваяни сказала:
– Сословие царей было создано одновременно с сословием брахманов. Это было сделано для того, чтобы цари и наставники могли сотрудничать друг с другом. Дорогой сын Нахуши, ты мудрец и сын мудреца. Женись же на мне.
Яяти сказал:
– Все четыре сословия – порождение единого тела Верховного Господа, но обязанности у них, как и религиозные принципы, различные, ибо они обладают различными степенями чистоты и различными уровнями духовного знания. Из четырех сословий брахманское наилучшее.
Деваяни сказала: :
– О сын Нахуши, еще ни один мужчина до твоего появления не притрагивался к моей руке. Ты был первым, кто притронулся ко мне, поэтому я избрала тебя. Какой другой мужчина посмел бы прикоснуться к моей руке? Я рассудительная женщина, и отныне я принадлежу сыну мудреца, который и сам является мудрецом, – тебе, царь Яяти.
Яяти сказал:
– Опытный человек знает, что брахман опаснее рассерженной ядовитой змеи или пылающего со всех сторон огня.
Деваяни сказала:
– О властитель людей, как можешь ты говорить, что брахман опаснее рассерженной ядовитой змеи или пылающего со всех сторон огня?
Яяти сказал:
– Ядовитая змея может убить одного человека, меч может поразить одного человека, но объятый яростью брахман может разрушить целое царство со всеми его городами. Поэтому-то, о робкая девушка, я считаю брахмана более опасным. И стало быть, я женюсь на тебе, прекрасная госпожа, только в том случае, если сам отец выдаст тебя за меня.
Деваяни сказала:
– Ну что ж, женись на мне, с согласия моего отца, ибо я выбрала тебя, о царь, своим мужем. Для человека, который ен сватается, а просто принимает женщину, которую ему предлагают по доброй воле, нет никакой опасности.
Шри Вайшампаяна сказал:
Деваяни быстро послала за своим отцом, и как только Шукра узнал, зачем его призывают, он тотчас же явился, чтобы встретиться с царем. Когда Яяти увидел великого Шукру, властитель земли склонился перед ученым брахманом, почтительно сложив вместе ладони, и приветствовал его молитвенными словами.
Деваяни сказала:
– Дорогой отец, этот царь – сын Нахуши, и когда я упала в колодец, он вытащил меня, схватив за руку. Со всем должным почтением я прошу тебя, о отец, выдать меня за него, ибо во всем мире я не выберу себе другого мужа.
Шукра сказал:
– О вседоблестный царь, моя возлюбленная дочь выбрала тебя своим мужем, поэтому я отдаю ее за тебя и прошу, чтобы ты принял ее как свою царственную супругу, о сын Нахуши.
Яяти сказал:
– О Бхаргава, в таком случае выполни одну мою просьбу: сделай так, чтобы это значительное нарушение дхармы, моя женитьба на женщине из высшего сословия, не запятнало меня грехом, о брахман.
Шукра сказал:
– Я освобождаю тебя от последствий этого нарушения. Женись с удовлетворенной душой на этой девушке. Вступая в этот священный союз, ты не должен испытывать никаких колебаний, ибо я сделаю так, чтобы грех не запятнал тебя. Согласно священным предписаниям дхармы возьми в жены эту прекрасную, стройную Деваяни, вместе вы будете очень счастливы. И эта молодая девушка Шармиштха, дочь Вришапарвы, также отправится вместе с вами. Ты должен относиться к ней со всем почтением, о царь, но ты не должен приглашать ее к сее в постель.
Шри Вайшампаяна сказал:
При этих словах Яяти почтительно обошел мудреца слева направо, и с дозволения этого великого духом мужа радостно вернулся в свою столицу.
Шри Вайшампаяна продолжил:
Достигнув своей столицы, что великолепием напоминала город великого Индры, Яяти вошел в царский дворец и препроводил свою новую жену Деваяни на женскую половину. С согласия Деваяни он построил отдельный дом около небольшой рощи деревьев ашока и поселил там дочь Вришапарвы вместе с ее тысячей служанок. Яяти очень почтительно обращался с Шармиштхой и давал царевне асуров точно такое же, как Деваяни, количество тонких платьев, еды и питья.
Много лет царственный сын Нахуши счастливо жил с Деваяни, раостно наслаждаясь жизнью, как бог. В должное время стройная Деваяни впервые зачала и произвела на свет мальчика.
По прошествии тысячи лет Шармиштха, дочь Вришапарвы, достигла полного расцвета юности и поняла, что пришло ее время рожать. "Настала моя благоприятная пора", – подумала она, а я так и не выбрала себе мужа. Что происходит со мной и как мне следует поступить? И как я должна ебя вести, чтобы надлежащим образом добиться своего? Деваяни уже родила сына, моя же цветущая молодость пропадает зря. Деваяни просто выбрала царя своим мужем, и все вышло, как она хотела. Почему бы мне не сделать того же самого? И я тоже выберу его своим мужем. Царь должен даровать мне желанный плод – сына. Таково мое решение. Согласится ли он прийти прямо сейчас и встретиться со мной наедине?
Как раз в это время царь вышел из дворца и направился к роще деревьев ашока. Дойдя до того места, где стояла Шармиштха, он остановился перед ней. Видя, что они одни в этом уединенном месте, Шармиштха с обворожительной улыбкой на губах подошла прямо к царю и, молитвенно сложив руки, сказала:
– Кто смеет прикоснуться к женщине, обитающей в доме Сомы, Индры, Вишну, Ямы или Варуны, или же в твоем доме, о сын Нахуши? Ни один мужчина не посмеет даже подойти ко мне! О царь, ты знаешь, что я весьма привлекательная, добропорядочная женщина царского происхождения. И теперь я прошу, умоляю тебя о милости. О властитель людей, подари мне ребенка, ибо для меня уже настала благоприятная пора.
Яяти сказал:
– Я знаю, что ты безупречная девушка-даитья, чье поведение не могло вызывать ни малейших нареканий. Что до твоей телесной красоты, то я не вижу в ней даже крошечного, размером с игольное ушко, изъяна. Но когда я женился на Деваяни, ученый Шукра предупредил: "Не приглашай дочь Вришапарвы в свою постель".
Шармиштха сказала:
– Шутливые слова не могут принести большого времени, даже если не вполне соответствуют правде, то же самое можно сказать о словах, обращенных к женщине, или казанных во время бракосочетания, или под угрозой потерять жизнь или же наконец в случае похищения богатства. Во всех этих аяти случаях говорить слова, не вполне соответствующие правде, отнюдь не грешно. О повелитель людей, другое дело – когда лжет свидетель, о котором [справедливо] говорят, что он лживый падший человек. Ложь приносит вред только тому, кто обращает ее к людям, связанным с ним общей целью.
Царь Яяти сказал:
– Царь должен быть образцом для всех других людей, если он будет лгать, то рискует утратить вое высокое положение. Даже если на меня обрушится величайшее несчастье, я не посмею прибегнуть к обману.
Шармиштха сказала:
– Принято считать, что собственный муж женщины и муж ее лучшей подруги почти не различаются в ее глазах. Замужество моей лучшей подруги является как бы и моим замужеством. Поэтому если моя лучшая подруга избрала тебя своим мужем, мне остается лишь последовать ее примеру.
Царь Яяти сказал:
– Я принял священный обет давать подаяние всем, кто о нем просит, а ты как раз просишь меня о милости. Ну то ж, скажи, что я могу сделать.
Шармиштха сказала:
– Огради меня от безбожия, о царь, не позволь сойти с пути праведного. Если бы в этой жизни я могла стать матерью твоего ребенка, я соблюдала бы самые благородные принципы добродетели. О царь, ни жена, ни слуга, ни сын не имеют отдельной собственности. Эти трое живут под покровительством мужа, хозяина и отца. И получают все, что имеют, из одного и того же наследствнного имущества.
Я скромная служанка Деваяни, потомка Бхригу, она же в свой черед, находится у тебя в подчинении. Поэтому, о царь, ты должен любить и меня. Прими же меня!
Шри Вайшампаяна сказал:
Шармиштхе удалось убедить царя в своей правоте, и он, должным образом почтив ее, объяснил ей священный закон продолжения рода, чтобы она могла приготовиться. Затем он соединился с ней столько раз, сколько ему хотелось и, почтительно простившись, они разошлись.
От этого соединения с величайшии из царей Шармиштха с ее милой улыбкой и чарующими бровями сразу же зачала. В положенный срок, о царь, эта лотосоглазая женщина родила лотосоглазого сына, сверкающего, точно дитя богов.
Шри Вайшампаяна продолжил:
О Бхарата, услышав, что ее незамужняя подруга родила сына, сладко улыбающаяся Деваяни, не зная, кто его отец, сильно забеспокоилась и огорчилась, думая о судьбе подруги.
– О Субхру, – сказала она Шармиштхе, – как ты попала в такую беду, должно быть, без памяти влюбилась?
Шармиштха сказала:
– Мимо проходил благочестивый святой члеовек, который изучил все Веды. Он предложил мне исполнить любое мое желание, и я попросила его, чтобы он даровал мне благочестивого ребенка. В моем желании не было ничего непристойного, о сладко улыбающаяся госпожа. И я удовлетворила его вполне законным путем. Мой ребенок от этого мудреца, это чистейшая правда.
Деваяни сказала:
– Неплохо было бы, моя скромная подруга, если бы это был наш знакомый брахман. Я хотела бы знать его имя, а также, каково его происхождение и кто его родители.
Шармиштха сказала:
– От него, как от солнца, исходила какая-то огненная сила и, видя его перед собой я не осмелилась расспросить его обо всем этом, о сладко улыбающаяся госпожа.
Деваяни сказала:
– Если дело обстоит именно так, Шармиштха, если твой ребенок – от лучшего и самого старшего среди дваждырожденных, я не сержусь на тебя.
Шри Вайшампаяна сказал:
После того как Шармиштха с помощью своего рассказа рассеяла беспокойства Деваяни, обе старые подруги некоторое время разговаривали, шутили и смеялись. Затем, убежденная, что благопристойность соблюдена, дочь ученого Шукры возвратилась в свой дворец.
От Деваяни у царя Яяти было двое сыновей, Яду и Турвасу, похожих на Индру и Вишну. А от Шармиштхи, дочери Вришапарвы, у святого царя Яяти было трое сыновей: Друхью, Ану и Пуру.
Но вот однажды, о царь, сладко улыбающаяся Деваяни зашла вместе с Яяти глубоко в лес, и там увидела двоих прекрасных, словно боги, мальчиков, играющих без всякого присмотра. Она сказала в изумлении:
– Чьи эти чудесные мальчики, о царь, похожие на сыновей богов? Своей красотой и лучезарным блеском они напоминают мне тебя.
Не дождавшись от царя ответа, она стала расспрашивать мальчиков:
– Дорогие ребята, как зовут вашего отца-брахмана? Скажите мне правду, я хочу слышать ваш ответ.
Мальчики направили свои указательные пальцы на лучшего из царей Яяти и объяснили, что их мать Шармиштха. Сказав это, они, все трое, подошли к царю. Но он не стал их ласкать в присутствии Деваяни, и они с плачем побежали к своей матери Шармиштхе.
Заметив, с какой любовью мальчики смотрели на царя, и поняв, что произошло на самом деле, богиня Деваяни сказала Шармиштхе:
– Ты приставлена ко мне для услужения. Почему же ты сделала то, что вызывает мое неудовольствие? Я вижу, что ты привержена к обычаям асуров. Неужели ты не боишься [последствий]?
Шармиштха сказала:
– О улыбающаяся красавица, то, что я сказала тебе о мудреце, чистая правда. Я не нарушила законов праведности и благочестия. Поэтому не боюсь тебя. Когда ты избрала своим мужем царя, я последовала твоему примеру. В соответствии с принципами дхармы, прекрасная госпожа, муж лучшей подруги становится ее мужем. Я уважаю и чту тебя, потому что ты, брахманка, старше и лучше меня. Но еще более я уважаю и чту святого царя. Неужто ты этого не знаешь?
Шри Вайшампаяна сказал:
Услышав ее слова, Деваяни сказала:
– о царь, я больше не останусь здесь, с тобой , ибо ты поступил со мной жестоко.
Со слезами на глазах Деваяни поспешно отправилась в дом своего отца, Шукры. Крайне встревоженный царь, следуя за ней, пытался ее как-то успокоить. Но ее глаза пылали гневом, и она даже не оглядывалась. Так и не сказав ни единого слова царю, прекрасноглазая царица вскоре предстала перед многоученым Шукрой. Стоя перед отцом, она почтительно его приветствовала. А чуть погодя Яяти также засвидетельствовал свое почтение потомку Бхригу.
Деваяни сказала:
– Безбожие победило благочестие, и в мире воцарился хаос. Естественный порядок вещей грубо нарушен, ибо Шармиштха, дочь Вришапарвы, вновь оскорбила меня. Дорогой тец, она имеет троих сыновей от царя Яяти, мне же он подарил лишь двоих!
О высокоученый мудрец из рода Бхригу, об этом царе идет слава, будто он хорошо знает религиозные принипы, но говорю тебе: он попрал все законы нравственности.
Шри Шукра сказал царю Яяти:
– Ты хорошо знаешь религиозные принципы, которые тут следовало соблюсти, однако пренебрег ими ради своего удовольствия. Поэтому я проклинаю тебя: тобой немедленно овладеет глубокая старость.
Царь Яяти сказал:
– О досточтимый, дочь царя асуров попросила, чтобы я подарил ей ребенка в благоприятное для нее время. Я только исполнил ее просьбу, поступи в в согласии с религиозными принципами. О брахман, в священном писании, созданном самими рахманами, ясно сказано, что человек, отказывающийся подарить ребенка достойной женщине, которая его просит об этом, свершает такой же грех, как если бы убил младенца во чреве. Когда вполне заслуживающая, чтобя на нее обратили внимание, женщина просит в уединенном месте мужчину, чтбы он даровал ей ребенка, а он не желает выполнить ее желание, как того требуют священные писаиния, это означает, если верить людям ученым, что он лишает жизни зародыша. О господин из рода Бхригу, я опасался свершить неблегочестивый поступок и поэтому, тательно взвесив все соображения, согласился удовлетворить желание Шармиштхи.
Шри Шукра сказал:
– И все же, о царь, ты должен повиноваться мне, а я запретил тебе делать то, что ты сделал, и прежде чем нарушить мой запрет, ты непременно должен был посоветоваться со мной. Обман в вопросах релгии так же предосудителен, как воровство, о сын Нахуши.
Шри Вайшампаяна сказал:
Проклятый разгневанным Шукрой, Яяти, сын Нахуши, тут же лишился своей молодости, превратившись в дряхлого старика.
Царь Яяти сказал:
О брахман, я еще не успел насытить свое молодое желание с Деваяни. Будь же милосерден. Избавь меня от старовти.
Шри Шукра сказал:
– Я не могу говорить лживо, старовть уже овладела тобой, о царь. Однако ты можешь передать ее кому-нибудь другому.
Царь Яяти сказал:
– О брахман, если кто-нибудь из моих сыновей дареует мне свою юность, он унаследует мое царство, а также обретет в награду благочестие и славу, – согласен ли ты на это?
Шри Шукра сказал:
– Я передам твою старость любому, кому ты захочешь, о сын Нахуши. Никогда не забывай обо мне и моем повелении и ты будешь избавлне от дальнейших грехов. Тот из твоих сыновей, кто дарует тебе свою юность, будет царем. Он будет вознагражден долголетием, славой и многими хорошими детьми.
Интересные факты

В этом нет ничего сверхсложного для тех кто посещает нас.

подробнее »
«Умирают только за то, ради чего стоит жить.»
Бенджамин Франклин