Интернет-магазин Форум Новости О нас Контакты

Веды, ведическая литература

Философия

Йога

Аюрведа

Астрология

Васту архитектура

Психология

Вегетарианство

Кулинария

Веды детям

Материалы

Наши друзья

Наша миссия


Яндекс цитирования

Rambler's Top100
 

Восстановление дома Куру


Vyasa.ru - школа ведической культуры

 »

Веды, ведическая литература

 »

Махабхарата

 » Восстановление дома Куру

Джанамеджайя спросил у своего учителя:
– О провидец Абсолюта, как случилось, что Дхарма, повелитель справедливости, был обречен родиться на земле в образе Видуры? В чем его вина? И кто обладал достаточным могуществом, чтобы своим проклятием обречь его на рождение в утробе служанки?
Шри Вайшампаяна ответил:
Был такой прославленный брахман Мандавья, неуклонно шествовавший духовной тропой. Твердый в своем правдолюбии и исполнении отшельнического долга, он знал все религиозные законы. Мандавья был могущественным йогом, способным на великие подвиги. Стоя неподвижно, с поднятыми руками, под деревом, что росло при входе в ашрам, он соблюдал религиозный обет безмолвия. Прошло много времени, и вот однажды, когда мудрец усердно свершал свое покаяние, в ашрам с украденными ценными вещами ворвалась шайка грабителей. Преследуемые большим отрядом стражников, испуганные воры быстро спрятали свою добычу в хижине мудреца и сами скрылись в том же месте, а тем временем прибыли хорошо вооруженные стражники. Увидев отшельника, который стоял молча, с поднятыми руками, начальник стражников взволнованно спросил:
– Брахман, ты не видел, куда побежали грабители? Куда бы они ни направились, мы должны немедленно последовать за ними.
Не отвечая на эти вопросы, мудрец продолжал соблюдать обет безмолвия, он так и не сказал стражникам ни одного слова, верного или ложного. стражники обыскали хижину и сразу же нашли грабителей со всей их добычей. Они заподозрили отшельника в сообщничестве, задержали его и вместе с грабителями отвели к царю.
Царь приказал казнить и мудреца и грабителей. Не понимая, что Мандавья – святой отшельник, палачи посадили его на копье и оставили в этом положении. А стражники вернулись к царю и получили от него ценную награду.
Хотя этот благочестивейший человек провел, насаженные на копье, долгое время без еды и питья, он не умер. Мандавья был таким могущественным йогом, что не только выжил, но и с помощью своей мистической силы сумел призвать туда других йогов. В ту ночь многие святые мудрецы, приняв обличие птиц, слетелись туда со всех сторон и с помощью своей мистической силы ткрылись Мандавье. Видя, что он пытается продолжать свое суровое подвижничество, даже будучи насаженным на кол, собравшиеся мудерцы были глубоко удручены и едва могли смотреть на это зрелище.
– О брахман, – горестно сказали они, – мы хоти слышать непосредственно из твоих уст: какой грех ты совершил, почему на тебя наложили такое ужасное наказание?
[Мандавья ответил: "Каждому человеку доставляют горе или радость плоды его собственых деяний. Поэтому] было бы невено винить кого-нибудь в моих страданиях. должно быть я сам свершил какой-нибудь дурной поступок. – Так этот тигр среди мудрецов ответил своим товарищам отшельникам.
Через какое-то время стражники увидели мудреца Мандавью, и поразились, что прошествии стольких дней он все еще жив. Они рассказала царю обо всем, ими увиденном, и венценосец тотчас же понял, что Мандавья – истинный могущественный отшельник. Царь и его советники бросились на место казни, простерлись к ногам Мандавьи и стали умолять мудреца, все еще насаженного на копье, о милости и прощении.
– О лучший из мудрецов, – плача, проговорил царь, – по невежеству, в каком-то умопомрачени, я поступил с тобой очень жестоко. Умоляю, прсти меня и не сердись.
Мандавья благословил царя и даровал ему свое прощение, и благодарный правитель попробовал вытащить ненавистное копье. Не в силах извлечь его, царь сломал древко, и часть копья осталась в теле святого.
После этого случая Мандавья Муни возобновил свои странствия с обломком копья в теле. Такую решимость проявлял он в исполнении религиозных обязанностей, что думал о копье в своем теле как о цветочной плетенице, и благодаря такому необычайному способу покаяния получил доступ на самые труднодостижимые планеты. С тех пор мудреца знали во всей вселенной, как Анимандандавью или Мандавью-насаженного-на-копье".
Однажды этот ученейший мудрец отправился повидать Ямараджу, повелителя смерти, известного также под именем Дхармы [ибо он карает грешников по законам Божиим.] Увидев Дхарму, восседающего в его обиталище, могущественный Анимандхавья стал укорять его. Своим необычайно строгим подвижничеством мудрец обрел большое могущество, и он говорил с Дхармой угрожающим голосом:
#ИМЯ? жестоко покаран за свой грех? Почему я был по ложному обвинению насажен на копье? Я не понимаю. Ответь мне сейчас же.
Дхарма ответил:
#ИМЯ? побегами травы. За это, о отшельник-брахман, ты и был покаран.
Анимандавья сказал:
– За небольшой проступок, Ямараджа, ты наложил на меня чрезвычайно тяжелое наказание. Поэтому, Дхарма, за твой собственный грех я обрекаю тебя родиться среди человеческих существ, в утробе женщины из сословия шудр.
Затем Анимандавья во всеуслышание объявил:
Отныне я утверждаю такой принцип справедливости: дети до четырнадцати лет не могут быть обвинены в тяжких грехах. Но старше четырнадцати будут полностью отвечать за содеянное.
Шри Вайшампаяна сказал:
Сам Дхарма, за допущенное им [нарушение справедливости]был проклят мудрецом и родился как благородный Видура в утробе шудрани. Совершенно свободный от вожделения и гнева, обладающий обширными познаниями в духовных и мирских делах, он отличался дальновидностю, миролюбием и был всегда предан процветанию благородной династии Куру.
Шри Вайшампаяна продолжил:
Когдародились трое этих красивых мальчиков, начала процветать и эта троица: семья Куру, земля Курукшетра и территория Куруджангала. Злаки росли чудь не до неба и приносили богатые урожаи, дожди выпадали в урочное вермя, деревя были усыпаны цветами иплодами, лошади, быки и верблюды с радостью таскали свою поклажу, ибо и животные и птицы были в неизменно хорошем настроении, цветы благоухали особенно сильно, фрукты были полны сладкого сока, в процветающих городах царства Куру богатели торговцы, художественых дел мастера и ремесленники. Смелые правители, ученые наставники и честные граждане – все процветали в стране Куру.
Во всей этой стране не было воров, никто не черпал уовольствия в святотатственных делах. Казалось, что во всех странах и государствах обширной империи Куру возвратился великий Век Правды. Люди с удовольствием раздавали милостыню, свершали религиозные церемонии и соблюдали законы Божии, они были верны обетам и спешили предложить плоды своих трудов как приношение Всевышнему Создателю. Они старались помогать и угождать друг другу, и этот дух содружества способствовал всеобщему процветанию. Все граждане были лишены тщеславия, гнева и алчности, и взаимопомощь помогала их процветанию, и по всей земле царила добродетель.
Украшенная сотнями великолепных дворцов, столица Куру поражала своими величественными вратами, изукрашенными арками, башенками и шпилями, которые, казалось, куда-то плыли, точно облака. Город вставал как огромное море крыш, сверкал с такой же яркостью, как и город великого Индры.
Люди весело купались в многочисленных реках, озерах и прудах царства, весело бродили по лесам и прекрасным горам. Южная ветвь династии Куру мирно соперничала с северной ветвью, и даже простые граждане свободно общались с высшими существами: как-то достигшими совершенства мудрецами и чаранами. В этой богатой стране не было ни одного скупца, ни одной заброшенной женщины.
В этом благодатном царстве члены семьи Куру построили для святых брахманов много деревень, школ и училищ, снабженных колодцами, площадками для игр, плавательными бассейнами и учебными залами. От всех опасностей царство полностью защищал Бхишма, который действовал в строгом соответствии с предписаниями Вед. Бхишма твердо вкоренил справедливость и добродетелль в столь отрадном царстве Куру, украшенном сотнями жертвенных площадок. Объединив окружающие государства под властью своего просвещенного правительства, народ Куру превзошел все другие.
Видя, что молодые царевичи Куру обладают благородным нравом и тщательно выполняют свои царские обязанности, все обитатели различных земель Куру были всегда в довольном, даже праздничном настроении. И в домах правителей и в домах их приближенных, да и везде кругом, всегда слышалось: "Прошу тебя принять этот дар" и "Прошу тебя поесть с нами".
С самого своего рождения Дхритараштра, Панду и мудрый Видура находились под полным присмотром Бхишмы, который относился к ним, как к родным сыновьям. Трое царевичей очищались с помощью ведических обрядов, называемых самскарами, которые ведут к благу и самоосознанию. Они посвящали себя занятиям, придерживаясь строгих обетов и самодисциплины, и добивались больших успехов во всх видах атлетических и воинских состязаний.
Достигнув телесной зрелости, они проявили себя мастерами в стрельбе из лука, верховой езде, поединках на палицаих и с мечом и щитом, а также в обучении слонов, освоили политическую науку и этику. Они неутомимо изучали исторические сказания, древние истории, именуемые Пуранами, а также все области знания, успешно применяя познанное на практике; в конце концов они стали знатоками Веды со всеми ее разделами и дополнениями.
Панду превосходил всех в стрельбе из лука. Дхритараштра вревосходил всех своей телесной силой. И во всех трех мирах не было никого, кто мог бы сравниться с Видурой величием и благостью нрава или непоколебимой преданностью истине.
Когда люди поняли, что нависшая было над родом Шантану угроза успешно рассеяна, в народе приобрело популярность такое речение: "Среди матерей героев – наилучшие две дочери царя Каши. Среди стран – наилучшая Курунджангала. Из всех людей, что знают, что такое справедливость, и придерживаются ее в жизни – наилучший Бхишма, и из всех городов – наилучший Хастинапур.
Дхритараштра [хотя и был старшим царевичем] из-за своей слепоты не мог принять на себя власть царством, не мог этого сделать и Видура, рожденный от простой служанки. Поэтому Дом Куру окропил на царство, дабы повелевал всей землей, Панду.
Бхишма сказал:
#ИМЯ? благородными качествами, и поэтому династия осуществляет верховную власть над всеми царями земли. Наши предки были необыкновенно благочестивыми царями, великими мужами, которые служили своей семье и защищали ее так надежно, что наша династийная линия никогда не прерывалась и не исчезала.
Преодолев большие трудности, великий духом Вьяса, ваша бабушка Сатьявати и я при помощи вас, троих ребят, снова укрепили нашу династию. Отныне продолжение нашей семейной линии зависит от вас.
Я хочу, чтобы наша семья стала такой же большой и могучей, как океан, а это, дети, в большой степени зависит от вас. Я слышал, что в роду Ядавов есть милейшая царевна, которая вполне могла бы войти в нашу семью. Есть милая дочь у царя Субалы, а также у царя Мадраса. Все три девушки получили прекрасное образование. Они очень хороши собой и целомудренны, находятся под тщательным присмотром отцов и вполне достойны войти в нашу семью. Я считаю, что мы должны принять этих царевен в нашу семью, чтобы обеспечить достойное продолжение нашего рода. Мой дорогой Видура, ты самый мудрый из троих. Что ты думаешь о моем предложении?
Видура сказал:
– Ты наш отец, ты наша мать и ты наш лучший наставник. Поэтому, не спрашивая нас, обдумай [создавшееся] положение и поступай, как считаешь наиболе полезным для блага семьи.
Шри Вайшампаяна сказал:
Бхишма слышал, что одна из трех царевен, Гандхари, дочь царя Субалы, снискала своим поклонением такую милость Господа Шивы, что могучий полубог благословил ее и обещал подарить ей сто сыновей. Выяснив, что это полностью соответствует правде, Бхишма, дед Куру, сообщил Субале, царю Гандхары, что хотел бы женить Дхритараштру на его дочери.
Вначале царь Субала был в сомнении. "Дхритараштра – слепец, – думал он, – как же он может жениться на моей любимой дочери?" Однако по зрелом размышлении он не мог не принять во внимание благородство, величие и добрую славу семьи Куру. И в конце концов он согласился выдать свою верную дочь за молодого Дхритараштру. Когда Гандхара узнала, что отец и мать просватали ее за слепого царевича Куру, она завязала свои глаза повязкой. Она была исполнена такой решимости быть преданной женой, что мысленно решила: "Я не должна быть счастливее своего мужа".
Шакуни, сын царя Субалы, отвез сестру и ее баснословное приданое в Хастинапур, столицу Куру. Царевич Шакуни по всем правилам этикета представил свою сестру и преподнес многочисленные дары благородным Куру. Затем Шакуни, красивый сын Субалы, договорился о проведении свадьбы в благоприятное время. Со всем почетом принятый Бхишмой, он возвратился в свой город.
Прелестная Гандхари очаровала всех Куру своим добронравием, обходительностью и деловитостью. Она была так преданна своему мужу, что буквально боготворила всех членов семьи и не хотела говорить ни о ком, кроме своего мужа и членов его семьи.
Шри Вайшампаяна продолжил:
Глава династии Яду, царь Шура был отцом Васудевы [позднее ставшего отцом Господа Кришны]. Дочь Шуры звали Притхой, и ни одна женищна на земле не могла бы сравниться с ней красотой.
У сестры отца царя Шуры был сын по имени Кунтибходжа, который не мог иметь детей, и могучий Шура обещал отдать ее превое дитя своему двоюродному брату. И когда родилась Притха, Шура объявил во всеуслышание: "Эта девочка – мое первое дитя", и как истинный друг отдал новорожденную своему другу Кунтибходже, великому мужу, который мечтал иметь ребенка.
[Кунтибходжа был святым царем, и когда его дочь стала подрастать] он научил ее поклоняться Верховному Господу и почтительно обслуживать приходящих во дворец гостей. Однажды Притху попросили позаботиться о яростном брахмане по имени Дурваса, который был тверд в соблюдении обетов, но обладал ужасающе вспыльчивым нравом и непостижимым чувством благопристойности. Притха приложила все усилия, чтобы угодить брахману, и он был очень доволен ее услужливостью. Предвидя, что ей понадобится помощь для преодоления будущих затруднений, мудрец научил ее особой мантре, обладающей мистической силой, сказав: "Какого бога ты ни призвала бы этой мантрой, он благословит тебя ребенком."
После того, как брахман обучил мантре эту целомудренную, с самой доброй славой девушку, ее стало терзать любопытство. [Уж очень было интересно знать, как действует эта мантра, и однажды, оставшись одна, она решила попробовать.] Притха призвала бога Солнца, и тут же увидела что к ней приближается великий творец света, поддерживающий жизнь в это мире. Стройная Притха в изумлении воззрилась на это чудо, и великолепное солнце, которое показывает все видимое, тут же оплодотворило ее.
Притху тут же родила доблестного сына, которому суждено было стать лучшим среди тех, кто носит оружие. Этот красивый ребенок бога был щедро одарен от природы, ибо родился в панцире и серьгах, своим бласком освещавших его лицо. Судьба судила этому сыну прославиться по всему миру под именем Карны.
Затем необыкновенно великолепное солнце возвратило девушке ее девственность, после чего этот чрезвычайно щедрый бог вернулся в свое небесное обиталище. Не решаясь открыть своим родственникам то, что [как она чувствовала] ей не следовало совершать, она пустила свое дитя в его необыкновенном панцире и серьгах плыть вниз по реке. Там его и подобрал почтенный сын колесничего и муж женщины по имени Радха, они приняли найденыша как своего собственного сына. Они придумали и имя для ребенка: "Этот мальчик родился богатым от природы, пусть же его имя будет Васушена".
Васушена вырос бесстрашным могучим юношей, который замечательно владел всеми видами оружия, и он часто, до ломоты в спине, почитал бога солнца. Он был [нерушимо] верен своему слову, и когда он обращал к солнцу свои молитвы, не было ничего, что этот велиеий муж и герой не пожертвовал бы брахманам.
Однажды блистательно сверкающий Индра, поддерживающий этот мир, приняв обличие брахмана, попросил у Васушены его панцирь и серьги. Хотя и обескураженный этой просьбой, Карна отрезал кровоточащий панцирь и серьги и, почтительно сложив ладони, предложил их богу. Пораженный его поступком, Индра подарил ему оружие Шакти и сказал: "Кого бы ты ни хотел сразить, будь он богом, демоном или человеком, будь он гандхарвом, небесным змеем или ужасным ракшасом, только гневно метни это оружие, и его больше не будет."
Благодаря этому своему подвигу сын бога солнца прославился как Вайкартана Карна еще до того, как стало известно его имя Васушена.
Шри Вайшампаяна продолжил:
Дочь Кунтибходжи могла принимать великие обеты и неукоснительно их исполнять, ибо она черпала радость в исполнении законов Божиих. Она отличалась природным добронравием и несравненной красотой. На сваямваре, устроенной ее отцом, ее руки домогались тысячи венценосцев. Выбор Кунти пал на могучего молодого Панду, возлюбленного царевича Куру, обладавшего грудью льва, плечами слона и большими, красивыми, не знающими страха глазами разъяренного быка. Удовлетворенными своими женитьбами, наделенный необыкновенной мощью и дерзанием Панду, решил завоевать весь мир и со всей силой обрушился на многочисленных врагов Дома Куру. Сперва Панду свершил поход против злочестивых дашарнов и разгромил их в сражении. Панду бился как лев, ибо знал, что от него зависит честь Дома Куру. Армия Куру с ее многочисленными, плещущими на ветру яркими знаменами, представляла собой весьма живописное зрелище.
Затем Панду направил мощное войско, состоявшее из пеших и конных воинов, колесниц и слонов против царства Магадха. Тамошний властитель, царь Дарва, был заклятым врагом всех земных царей, которых он подвергал различным жестоким утеснениям, но Панду смело расправился с ним в его царском дворце. [Царство Магадха разбогатело и обрело могущество благодаря постоянным набегам на другие государства.] И теперь Панду унес с собой богатую сокровищницу, увел много откормленных животных и воинов. Затем Панду выступил против Митхилы и нанес поражение видехской армии и в поединках с бойцами Каши, Сухмы и Пундры, явив ужасающую мощь своих рук, Панду утвердил славу Куру. Молодой Панду с его без промаха разящими стрелами и копьями был подобен всеспаляющему огню, который уничтожает всех, кто смеет к нему приблизиться. Панду со свои войском громил вражеские рати, заставляя их военачальников-царей признавать свою верховную власть, с выплатой полагающихся податей.
Когда Панду покорил всех царей мира, сами эти правители единодушно признали, что Панду – великий герой, подобный Индре, который затмевает всех других космических властителей. И все правители этой изобильной земли представали перед Панду с почтительно сложенными ладонями, принося в виде дани драгоценности, дорогие жемчужины, коралы, золото, а также великое множество коров, быков, лошадей, слонов и колесниц. Цари также присылали ослов, верблюдов, буйволов, коз и овец. Великий правитель Хастинапура принимал все эти дары и вновь и вновь выезжал на своих горячих конях, радуя своим посещением все земли царства, а затем возвращаясь в столицу Хастинапур.
Люди громко восклицали:
– Шантану был львом среди царей, глубокой мудростью восхищал легендарный Бхарат, но их славный победный клич уже отзвучал. Однако он снова звучит в устах Панду. Те, кто некогда похитил царские земли и сокровища Куру, теперь покорно платят подать их повелителю, льву Хастинапура.
Ликующие цари с главными советниками доверчиво присоединялись к обитателям городов и деревень в похвалах царю Панду. Когда, после покорения всего мира, Панду вернулся в свою столицу, все горожане вместе с царской семьей были безмерно счастливы. Во главе с Бхишмой они устремились навстречу ему. Пройдя не такое уж большое расстояние, хастинапурцы в сильном изумлении увидели, что вместе с победоносным Панду идут множество различных людей. Бхишма и другие Куру потеряли счет богатствам, привезенным победоносной армией. На отдельных повозках везил драгоценности и дорогие каменья. Шли бесчисленные стада слонов, лошадей, быков и коров, а также верблюдов и овец, катились столь же бессчетные колесницы и телеги.
Когда Панду приметил Бхишму, которого почитал как родного отца, он тотчас же поспешил вперед и принес дано уважения к его стопам. Затем Панду порадовал свою мать и должным образом почтил даже простых жителей городов и деревень.
[Панду навел должный порядок во всем мире] и сокрушил вражеские царства. Выполнив то, что почитал своим долгом, он возвратился домой. Со слезами радости на глазах могучий Бхишма приблизился к своему возлюбленному сыну.
Под волнующие звуки сотен играющих одновременно музыкальных инструменто и раскатистые удары барабанов царь Панду, пленяя сердца горожан, вошел в царскую столицу Хастинапур.
Шри Вайшампаяна продолжил:
Своими собственными руками Панду захватил величайшие богатства, [но не для того чтобы хранить их в своей сокровищнице]. Посоветовавшись со своим страшим братом Дхритараштрой, Панду предложил эти богатства Бхишме, Сатьявати и своей матери Амбалике, а часть богатств отложил для своего мудрого брата Видуры.
Панду был щедр от природы и оделил своих благожелательных друзей богатыи дарами. В этой праздничной обстановке Бхишма обрадовал Сатьявати, подарив ей прекрасные жемчужины, привезенные Панду. Амбалика обняла своего могучего сына Панду, лучшего из всех людей, с той же великой нежностью, с какой Пауломи обнимает Джаянту.
С помощью привезенных Панду богатств Дхритараштра свершил пять великих жертвоприношений, дабы умилостивить Верховного Господа. На этих жертвоприношениях, которые по своему значению равны были ста жертвоприношениям Ашвамедха, наставникам человечества и другим почтенным горожанам раздавались сотни и тысячи дорогих даров.
[Хотя Панду и покорил весь мир, он, тем не менее, не хотел жить в праздности и роскоши.] Вместе со своими женами Кунти и Мадри он покинул свой дворец с его великолепными кроватями и ложами и удалился в лес. Панду всегда любил бродить по прекрасным лесным чащам и большую часть своего времени проводил вдали от города, на охоте.
Особенно Панду любил чудесное южное предгорье Гималаев с его прелестными долинами, там он построил себе дом среди исполинских деревьев шала. Сопровождаемыый своими очаровательными женами Кунти и Мадри, Панду выделялся в этом лесном обрамлении, как величественный слон Индра среди двух слоних.
Панду был могучего сложения, красивого обличия и в совершенстве владел оружием. Когда простые лесные обитатели видели доблестного повелителя Бхаратов с его двумя женами, видели, как одетый в свои баснословные доспехи, он мастерски управляется с луком, стрелами и мечом, им казалось, будто это земной бог. Поощряемые Дхритараштрой, лесные обитатели всегда приносили Панду все, что ему требовалось или чего он желал, даже если им приходилось ходить в дальние концы леса.
Меж тем в столице Куру, Хастинапуре, Бхишма прослышал, что у царя Деваки есть красивая молодая дочь Парашави, вполне достойная войти в царскую семью. Убедившись, что это именно так, Бхишма решил, что это как нельзя более подходящая невеста для царевича Куру, и он попросил привезти ее в столицу Куру, где выдал ее за многомудрого Видуру. Ее рождение напоминало рождение Видуры. Видура вызывал особое восхищение царской семьи своей мудростью и добротой, у него и его верной жены родились пятеро сынвоей, унаследовавших высокие достоинства отца.
Шри Вайшампаяна продолжил:
О царь, затем Дхритараштра породил от своей жены ГАндхари сто сыновей, сто первого же сына он породил от дочери торговца. И Панду, чтобы укрепить свой царский род, породил от своих двух жен Кунти и Мадри пятерых сыновей, воинов маха-ратха. Все пятеро были усыновлены самими богами.
Царь Джанамеджайя сказал:
– О лучший из дваждырожденных, как могли родиться у Гандхари сто сыновей? Сколько времени ушло на их рождение, и кт был среди мальчиков старший? Как родился у Дхритараштры единственный сын от дочери торговца? И как мог таки образом Дхритараштра пренебречь столь достойной женой, как Гандхари, которая всегда преданно заботилась о его счастье и неуклонно шествовала тропой праведности?
Каким образом Панду, хотя и проклятый святым мудрецом, получил в дар от богов пятерых сыновей, что все были воинами маха-ратхами? О отшельник, чье богатство – подвижничество, ты знаешь ответы на мои вопросы. Расскажи подробно обо всех событиях, об их действительной последовательности, ибо мне никогда не надоедает слушать о моих предках.
Шри Вайшампаяна сказал:
Однажды великий мудрец Двайпаяна, известный как Вьяса, терзался голодом и усталостью. Встретив его в этом изможденном состоянии, Гандхари, целомудренная жена Дхритараштры, преданным служением полностью удовлетворила его нужды. Вьяса предложил исполнить любое ее желание, и она попросила подарить ей сто сынвоей, подобных ее мужу. Вьяса благословил ее и обещал выполнить это желание, и в должное время она зачала от своего мужа Дхритараштры.
Гандхари проходила беременной два года и все еще не имела детей. Постепенно ее сердцем овладела сильная печаль. Зная, что ее невестка Кунти произвела на свет сына, похоожего на маленького бога солнца, и видя, что ее беременность как будто остановилась в своем развитии, Гандхари отчаянно раздумывала, что же ей делать. Не в силах терпеть столь продолжительное вынашивание, она то и дело с силой била себя п животу, чтобы зародых выпал. И из ее утробы выпал тугой ком плоти, подобный красному железному шару. Таков был плод ее двухлетних мук. Боль и гнев захлестнули ее грудь, и, не говоря мужу ни слова, Гандхари хотела было выбросить этот ком плоти.
Великий мудрец Вьяса обещал подарить Гандхари сто сынвоей. Наделенный могучей провидческой силой, он понял, что Гандхари вот-вот погубит зародыш, этот велеречивый мудрец быстро предстал перед ней и увидел ком плоти.
– Что ты замышляешь, о дочь Субалы? – спросил он.
Гандхари правдиво рассказала о своих мыслях великому мудрецу.
– Когда я услышала, – сказала она, – что Кунти первая родила сына и что ее ребенок прекрасен, как сам бог солнца, я не могла преодолеть зависти и выбила зародыш из моего чрева. Господин, ты обещал подарить мне сто сыновей, но вместо ста сыновей родился просто ком мяса.
Шри Вьясадева сказал:
– Дорогая дочь Субалы, все будет так [как я обещал тебе] и не может быть иначе, ибо мои слова не могут оказаться ложными, даже если я сказал их и в шутку. [А уж то что я обещал, конечно же, сбудется.] Быстро приготовь сто горшков и наполни их очищенным маслом. Затем окропи холодной водой этот ком плоти.
Шри Вайшампаяна сказал:
Когда ком плоти был окроплен холодной водой, он разделился на сто один зародыш, величиной с большой палец. Вьясадева положил эти зародыши в горшки, наполненные очищенным маслом, и веле, чтобы горшки тщательно сторожили. Вьяса сказал Гандхари, что горшки следует открыть лишь по прошествии определенного промежутка времени. Покончив со всеми этими делами, великий муж Вьясадеав вернулся в могучие Гималаи, чтобы продолжать свое подвижничество.
Гандхари тщательно выполнила все наставления великого мудреца, и вскоре родился ее первенец Дурьодхана. Хотя Дурьодхана и был первенцем Гандхари и Дхритараштры, Юдхиштхира, сын Панду, был несомненно старшим царевичем Куру.
Сразу же полсе рождения сына Дхритараштра пригласил много ученых брахманов, а также Бхишму и Видуру и сказал им:
– Я хочу первый признать, что среди царевичей Куру Юдхиштхира, сын Панду, самый старший, и я уверен, что он не принесет нашей семье ничего, кроме счастья и удачи. Своими превосходными качествами он завоевал бесспорное право управлять нашим царством, и мы не можем сказать ни единого слова против него. Но станет ли мой сын Дурьодхана, родившийся вслед за Юдхиштхирой, достойным царем? Вы все, скажите мне честно и точно, какое будущее уготовано моему сыну?
Не успел даже Дхритараштра договорить, как со всех сторон появились недобрые знамения. Завыли шакалы и другие трупоеды. Видя столь ужасные знаки повсюду, брахманы вместе с мудрым Видурой, сказали Дхритараштре:
– О царь, знаки ясно свидетельствуют, что твой сын погубит всю династию! Если ты хочешь мира для семьи, ты должен отринуть этого ребенка. Если же ты воспитаешь его как своего сына, то совершишь опасную ошибку. О царь, довольствуйся девяносто девятью сыновьями. Пожертвуй одним ради спасения мира и защиты своей семьи. Ради спасения семьи можно и должно отвергнуть одного родственника, ради спасения деревни можно и должно твергнуть одну семью. Ради спасения страны моджно и должно пожертвовать одной деревней, и ради спасения одной души можно и должно отвергнуть весь мир.
Невзирая однако на это мнение, открыто высказанное Видурой и всеми учеными брахманами, Дхритараштра обуреваемый безрассудной любовью к новорожденному сыну оказался не в состоянии последовать их совету. В течение месяца родились все сто сыновей Дхритараштры и одна единственная дочь, сто первый ребенок.
Все время, покуда Гандхари страдала от своей затяжной тяжелой беременности, могучерукому Дхритараштре (который из-за своей слепоты всегда гуждался в служанке) прислуживала дочь торговца. Просдужив царю один год, эта женщина произвела на свет знаменитого в последствии мудрого Юютсу, которого также звали Карной из-за его смешанного происхождения: отцом его был царь, а матерью женщина из сословия вайшьев – торговцев.
Так ученый Дхритараштра стал отцом сыновей воинов и одной прелестной дочери Духшалы и еще одного сына, рожденного от женщины-вайшья. Каждый из этих ста сыновей, возмужав, стал превосходным воном-колесничим, способным в одиночку управиться с тысячей вражесих воинов.
Джанамеджайя сказал:
– Ты рассказал нам, как по милости святого Вьясы, у Дхритараштры родилось сто сыновей. Упомянул ты и о том, что от служанки-вайщьи у Дхритараштры родился еще сын Юютсу. Но ты ничего не рассказал о дочери Дхритараштры.
Хорошо известно, о безгрешный, что Вьясадева, безгранично могушественный провидец, обещал подарить Гандхари сто сыновей,. А теперь, господин, опиши рождение единственной дочери. Если святой Вьяса разделил ком плоти на сто частей, и Гандхари после этого не имела других детей, то каким образом родилась ее дочь жухшала? Расскахи мне, что же случилось, о ученый мудрец, я сгораю от любопытства.
Шри Вайшампаяна сказал:
– Дорогой потомок Панду, ты задал очень хорощий вопрос, и я отвечу тебе.
Великий отшельник Вьяса окропил ком плоти холодной водой, разделив его на различные живые части. При появлении каждого нового зародыша, служанка Гандхари клала их один за другим в горшки с очищенным маслом. По мере того, как это продолжалось, благочестивая Гандхари, неизменно твердая в своих религиозных обетах, стала все чаще и чаще задумываться, что неплохо иметь бы и дочку. Благословение святого подарило этой прелестной женщине сто сыновей, но в глубине души она ощущала естественное материнское желание иметь дочь. И чем больше она думала об этом, тем сильнее становилось ее желание.
"Несомненно, – думала она, – святой мудрец исполнит свое обещание, и у меня будет сто сыновей, но если бы у меня была еще хоть одна дочка, я испытала бы величайшую радость. Всего одна дочка, младше всех ста своих братьев, как это было бы замечтельно! Тогда мой муж обрел бы еще и святую заслугу, которая засчитывается тем, чьи дочери рождают хороших сыновей.
"Женщины питают особую любовь к зятьям. Мне подарено сто сыновей, но если бы у меня была еще и одна дочка [которую я выдала бы замуж за славногозятя], тогда, окруженная своими сыновьями и сыновьями моей дочери, я обязательно выполнила бы свой жизненный долг".
[В душе Гандхари все крепло желание иметь дочь, и она стала молиться Богу: ]
– Если я была всегда правдивой, свершала подвижничество, раздавала милостыню, воспламеняла жертвенный костер, если я хоть чем-нибудь угодила уважаемым старшим, то пусть мне будет дарованаа и дочь.
Покуда Гандхари молилась, прославленный мудрец Двайпаяна Вьяса кончил разделять ком плоти и сосчитал все части, чтобы удостовериться, что их сто. Затем он обратился к Гандхари, дочери царя Субалы.
Шрила Вьяса сказал:
– Дорогая госпожа, здесь сто сыновей, так, что я выполнил свое обещание. Но по воле Провидения, в дополнение к ста частям, здесь есть одна добавочная, она-то и станет дочерью, которой ты так хотела, о счастливая женщина.
Шри Вайшампаяна сказал:
Великий отшельник Вьяса велел принести еще один горшок с очищенным маслом, в который он положил зародыш дочери Гандхари. Итак, почтеннейший царь Бхарата, я объяснил тебе, каким образом Гандхари родила одну-единственную дочь Духшалу. А теперь скажи мне, безгрешный царь, о чем ты хочешь еще послушать?
Царь Джанамеджайя сказал:
– О всемогущий мудрец, прошу тебя: назови по порядку имена сыновей Дхритараштры, начиная со старшего.
Шри Вайшампаяна сказал:
О царь, старшим сыном был Дурьодхана, за ним последовали Юютсу, Духшасана, Духшаха, Духшала, Джаласандха, Сама и Саха; затем Винда, Анувинда, Дурдхарша, Субаху, Душпрадхаршана, Дурмаршана, Дурмукха, Душкарна и Карна; Вивимшати, Викарна, Сулочана, Читра, Упачитра, Читракша, Чаручитра и Шарасана; Дурмада, Душпрагаха, Вивитсу, Виката, Урнунабха, Сунабха, а также Нанда и Упананда; Сенапати, Шушена, Кундодара, Маходара, Читрабана, Читраварма, Суварма и Дурвимочана; Айобаху, Махабаху, Читранга, Читракундала, Бхимавега, Бхимабала, Балаки и Балавардхана; Уграюдха, Бхимакарма, Канакую, Дридхаюдха, Дридхаварма, Дридхакшатра, Сомакирти и Анудара; Дридхасандха, Джарасандха, Сатьясандха, Садахсувак, Уграшрава, Ашвасена, Сенани и Душпараджая; Апараджита, Пандитака, Вишалакша, Дуравара, Дридхахаста, Сухаста, Ватавега и Суварча; Адитьякету, Бахваси, Нагаданта, Уграйина, Кавачи, Нишанги и Паши; Дандадхара, Дханурграха, Угра, Бхимаратха, Вира, Вирабаху, Алолупа, Абхая, Раудракарма и Дридхаратха; Анадхришья, Кундабхеди, Вирави, Диргхалочана, Диргхабаху, Махабаху, Вьюдхору и Канакадхваджа; Кундаши, Вираджа и дочь Духшала, сто первый
Вот имена детей Дхритараштры, по порядку их рождения, о царь. Сто сынвоей были великими воинами, хорошо знающими свое воинское дело и способными сражаться одновременно со многими врагами. Все они были знатоками Веды, досконально изучили политическую и общественную науку. Они блистали как своей образованностью, так и знатностью происхождения.
В надлежащее время Дхритараштра подобрал достойных жен для всех своих сыновей, предварительно изучив характер и желания каждого из них и поженил их в соотсветствии с ведическими обычаями. И в надлежащее время, о Бхарата, с одобрения Гандхари, Дхритараштра выдал свою единственную дочь Духшалу за хорошо известого царя страны Синдху – Джаядратху.
Интересные факты

Наверное, все помнят из курса школьной программы о том, что ученые прошлых веков считали Землю плоской. Все так же знают, что это мнение ошибочно. Но так ли это на самом деле?

подробнее »
«Плох тот ученик, который не превзошел учителя.»
Леонардо да Винчи